Новые разъяснения Верховного суда РФ

1. Верховный Суд пояснил, что если обществу причинен ущерб от крупной сделки, одобренной с нарушением закона, то требовать возмещения ущерба может даже новый участник, который на момент одобрения сделки вообще не был участником общества.

Верховный Суд рассмотрел вопрос об оспаривании крупных сделок ООО и возмещении причиненного обществу ущерба в ситуации, когда эта сделка была одобрена участниками ООО с нарушением требований, установленных Законом об обществах с ограниченной ответственностью.

Суд отметил, что такие иски могут подавать не только руководители общества, но и его участники, так как согласно Гражданскому кодексу они действуют от имени общества и в его интересах. При этом Суд указал, что нет никакой правовой связи между полномочиями участника при защите интересов общества и фактом обладания доли в уставном капитале на момент одобрения (или совершения сделки).
Отсюда Суд сделал заключение, что правом на подачу таких исков обладают абсолютно все участники, в том числе те, которые на момент одобрения сделки вообще не были участниками общества.

Важно обратить внимание на следующие выводы суда.
Последующее изменение любого из основных условий одобренной сделки является самостоятельной сделкой и нуждается в новом одобрении участниками.
Срок подачи иска по таким требованиям (срок исковой давности) составляет 1 год, но участник вправе при определенных обстоятельствах отсчитывать этот срок не с момента одобрения сделки и не с момента ее совершения, а со дня проведения ежегодного собрания, посвященного итогам года, в котором сделка проводилась.
В случае удовлетворения требования в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается истец-участник, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание, — само общество.

Рекомендации для заинтересованного участника:
• воспользоваться правами участника, установленными Законом об ООО: ознакомиться с протоколами собраний участников, с бухгалтерской отчетностью общества, с заключенными им договорами;
• сличить протокол с одобрением сделки и соответствующий договор: процедура одобрения считается нарушенной, если хотя бы одно из условий сделки, указанное в протоколе, не соответствует условию, установленному в договоре;
• убедиться в том, что общество не публиковало отчетности о совершенных сделках до проведения соответствующего годового собрания, что имеет значение для отсчета срока исковой давности.

Ознакомиться с текстом Постановления можно здесь:
http://www.vsrf.ru/documents/own/26968/

2. Верховный суд указал, что доходы группы организаций, учрежденных одним лицом и связанных общим бизнесом, не могут быть консолидированы налоговиками и обложены налогом по общей системе налогообложения вместо упрощенной, если у каждой организации выделено свое направление в этом бизнесе.

Верховный Суд рассмотрел следующую ситуацию: налоговый орган выявил группу организаций, учрежденных одним гражданином, реализующих один и тот же товар и связанных между собой цепочками «поставщик — покупатель». Одна из них была головным крупнооптовым поставщиком товара, а остальные — ее покупателями и соответственно мелкооптовыми продавцами того же товара. Каждый из покупателей по своему объему выручки удовлетворял критериям отнесения к субъектам малого предпринимательства и благодаря этому использовал упрощенную систему налогообложения (УСН).
Налоговый орган, учитывая наличие единого учредителя всей группы и «монотоварный» характер ее деятельности, решил, что налицо искусственное дробление единого по сути бизнеса, преследующее минимизацию налогообложения. Поэтому налоговики консолидировали воедино доходы всей группы, что автоматически отменило действие УСН и в результате значительно повысило общий объем взимаемых с группы налогов.
Суд отменил решение налогового органа, указав, что сам по себе факт подконтрольности нескольких контрагентов одному лицу не является основанием для консолидации их доходов и лишения их права на использование УСН, поскольку каждый из участников группы ведет самостоятельную хозяйственную деятельность и несет свою часть налогового бремени, относящегося к этой деятельности.

Важно обратить внимание на следующие доводы суда.
Самостоятельность хозяйственной деятельности выражается в том, что каждый из контрагентов имел свой штат работников, клиентскую базу, а их деятельность осуществлялась раздельно по соответствующим сегментам рынка (оптовые продажи сельскохозяйственным производителям, мобильная торговля среди розничных покупателей, продажи через интернет-сайт).
Налоговый орган не доказал, что произошло раздробление единого хозяйствующего субъекта, а также то, что учреждение группы организаций имело единственной своей целью снизить уровень налоговой нагрузки.

Рекомендации для организации, практикующей дробление бизнеса:
• не допускать того, чтобы у всех бизнес-единиц совпадали юридические адреса, руководители и главные бухгалтеры, штатный состав, обслуживающие банки;
• организовать максимальное сегментирование бизнеса по категориям покупателей, регионам сбыта, способам поставок и т.д., соответственно распределив эти сегменты по дочерним организациям;
• избегать общей логистической инфраструктуры (склады, транспорт и т.д.).

Ознакомиться с текстом Обзора можно здесь:
http://www.vsrf.ru/documents/thematics/26986/

3. Верховный Суд указал, что обеспечительный платеж арендатора включается в облагаемый налогом доход арендодателя, если договором допускается его зачет за последующие арендные периоды, и, наоборот, не включается, если договором не предусмотрен его зачет в качестве арендного платежа.

Верховный Суд рассмотрел два дела, в которых предметом спора стало отнесение к доходам обеспечительного платежа, полученного арендодателем от арендатора. В обоих случаях арендодатели не отразили эти поступления в качестве дохода, а налоговые органы доходом это посчитали и наложили соответствующие санкции.
В первом случае платеж являлся обеспечением внесения арендной платы за последний период аренды либо за иные периоды при возникновении просрочки, а во втором — обеспечением возмещения арендатором возможного причиненного ущерба, например, при повреждении имущества арендодателя.
Суд отметил, что доходом организации является не любое денежное поступление, а только то, которое влечет за собой экономическую выгоду. Платеж в обеспечение арендной платы именно такую выгоду и влечет.
Применительно к моменту возникновения дохода Суд указал, что хотя такой платеж подлежит зачету в будущем, в соответствующем учетном периоде, тем не менее сам факт зачисления этих денежных средств на счет арендодателя означает получение им дохода именно в этот момент.

Важно обратить внимание на следующие доводы Суда.
Платеж в обеспечение арендной платы за последний месяц аренды имеет ту же правовую природу, что и сам арендный платеж, что в первую очередь означает безвозвратность такого предоставления.
Платеж же в обеспечение возмещения арендатором возможного причиненного ущерба безвозвратным не является, так как возможность причинения ущерба только лишь предполагается.
Применительно к обеспечительным платежам судам следует руководствоваться именно таким несложным критерием для установления факта получения дохода налогоплательщиком.

Рекомендации для сторон арендных отношений:
• в договоре аренды следует четко и однозначно определять назначение обеспечительного платежа, избегая таких двусмысленных формулировок, как «обеспечение возмещения убытков арендодателя вследствие ненадлежащего исполнения арендатором своих обязанностей»;
• если арендодатель хочет покрыть обеспечительным платежом и арендную плату за последний месяц и возмещение ущерба, то в договоре следует разбить сумму платежа на две составляющие, указав отдельно их размеры и назначение.

Ознакомиться с текстом Обзора можно здесь:
http://www.vsrf.ru/documents/thematics/26986/