Как взыскивают налоговые недоимки с генеральных директоров обанкротившихся компаний. Советы как избежать ответственности.

В последние годы ужесточился порядок привлечения Генеральных Директоров к ответственности за невыполнение организациями обязательств перед кредиторами и налоговыми органами. Раньше широко использовали схему, когда из компании выводят активы через аффилированных лиц, переводят персонал и договоры на другое юридическое лицо, а саму организацию банкротят с долгами. Новые изменения в законодательстве значительно затруднили использование данной схемы, прежде всего, по причине введения нового механизма привлечения директоров к ответственности.

Судебная практика о привлечении директоров к ответственности по обязательствам организации и возложении на него дополнительного финансового (имущественного) бремени появилась уже несколько лет назад. Еще Постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 62 вынесло решение взыскивать с генерального директора ущерб, мотивируя это недобросовестностью и неразумностью его действий и конфликтом между интересами организации и личными интересами.

В Постановлении Пленума Верховного суда от 17 ноября 2015 г. разъяснили, что в рамках исполнительного производства арест могут наложить не только на активы должника, но и на директора компании, членов его семьи до тех пор, пока не погасят долг.

В момент банкротства компаний возникает вопрос о необходимости выполнить обязательства не только перед коммерческими организациями и работниками, но и налоговыми органами. Раньше обязанность по уплате налогов носила публично-правовой характер, налоги могли взыскать только с юридического лица. Но в последнее время появляется практика взыскания задолженности по уплате налогов непосредственно с директора или учредителя компании. Не всегда это взыскание происходит в рамках дела о банкротстве.

1[1]

 

Например, в декабре 2015 г. Бабушкинский районный суд г. Москвы взыскал с директора и единственного учредителя ООО убытки в виде неуплаченных налогов и штрафных санкций, начисленных обществу по результатам налоговой проверки. Решение суд мотивировал тем, что директор не исполнил обязанность по подаче заявления в арбитражный суд о признании должника банкротом, когда у общества образовалась задолженность по уплате налогов. В результате чего такое заявление подала ИФНС № 9. Заявление вернули, поскольку никто не предоставил доказательств того, что у директора есть средства, которые покроют расходы на банкротство. Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ответчик, будучи единственным руководителем компании, нарушил требования закона и не подал заявления о признании должника банкротом, что нанесло ущерб федеральному бюджету.

Отсутствие денежных средств – не основание не выплачивать налоги. Суд пришел к выводу, что между нарушением закона и последствиями есть причинно-следственная связь, поскольку ответчик уклонился от уплаты налогов. Ответчик не доказала суду, что она не должна была и не могла предвидеть наступление вредных последствий.

Применение норм гражданского законодательства о возмещении ущерба в связи с неуплатой налогов вызывает недоумение, но таких решений становится все больше.

SHtraf-za-neuplatu-nalogov[1]

 

Возможность предъявлять требования по уплате налогов не налогоплательщиком, а зависимыми с ним лицами предусмотрена пп.2 п. 2 ст. 45 Налогового кодекса РФ.

Анализ судебной практики показал, что суды признают наличие правовых оснований для применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ и удовлетворяют требования налогового органа, если налоговый орган доказывает:

– задолженность образовалась по итогам проведенной налоговой проверки;

– задолженность должна числиться за налогоплательщиком более трех месяцев;

– зависимость указанных в подпункте 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ организаций установлена в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации, либо организации могут быть признаны судом иным образом зависимыми при рассмотрении иска налогового органа о взыскании задолженности в порядке подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ. Право суда признать лиц взаимозависимыми по основаниям, не предусмотренным налоговым законодательством, вытекает из принципа самостоятельности судебной власти.

— перезаключение зависимым лицом договоров с контрагентами налогоплательщика (включая случаи одновременного прекращения договорных отношений самого налогоплательщика с указанными контрагентами);

— зависимое с обществом лицо получает выручку либо иное имущество, которое принадлежит налогоплательщику. Правовое значение для целей применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ имеет не только факт перевода выручки, но и основания ее поступления на расчетный счет зависимого с налогоплательщиком лица. Исходя из буквального толкования указанной нормы следует, что законодатель, установив в качестве обязательного условия для применения данного подпункта передачу налогоплательщиком, за которым числится недоимка, денежных средств, иного имущества зависимому лицу, не указывает на характер такой передачи, а именно — возмездность или безвозмездность. Таким образом, для целей применения указанной нормы не имеет значения, была ли передача имущества возмездной или безвозмездной;

— тождественность у налогоплательщика и зависимого лица фактических адресов, контактных телефонных номеров, информационных сайтов, видов деятельности;

— переход сотрудников от налогоплательщика к зависимому лицу;

— иные обстоятельства, которые могут быть признаны судом существенными.

 

Передача права на получение доходов от деятельности налогоплательщика другому лицу не достаточное основание, чтобы взыскать налоговую задолженность. В каждом случае необходимо установить:

– отличались ли условия и обстоятельства передачи бизнеса от тех, которые бывают при взаимодействии независимых участников деловой сделки;

– позволяют ли обстоятельства сделки считать ее искусственно смоделированной для того, чтобы перевести имущественную базу и не платить долги по налогам.

Сегодня практика применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ расширилась и будет расширяться еще. Когда налоговые органы активно реализуют свои полномочия и представляют в суд доказательства, свидетельствующие о наличии оснований взыскать задолженности с зависимых и основных обществ, суды удовлетворяют их требования.

vdova_pogibshego_na_donbasse_sotrudnika_vgtrk_kornelyuka_stala_sudej_verhovnogo_suda_rf[1]

 

 

Верховный суд РФ также подтвердил обоснованность подобной практики. Так, в Определении ВС РФ от 16 сентября 2016 г. N 305-КГ16-6003 указано: предусматривая в п. 2 ст. 45 НК РФ исключение из правила о самостоятельном исполнении обязанности по уплате налогов лицом, признаваемым налогоплательщиком, законодатель связал возможность взыскания налоговой задолженности с иного лица с особыми обстоятельствами распоряжения налогоплательщиком принадлежащей ему имущественной массой, за счет которой должна была быть исполнена обязанность по уплате налогов.

С первого января 2017 года ключевым изменением в законодательстве в регулировании ответственности директоров стала поправка от 30.11.2016 N 401-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в ст. 45 НК РФ. Термин «организация» изменили на «лицо, признанное судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка». Это предполагает ответственность и генерального директора, и учредителей общества. Слова же «иным образом зависимыми» предоставляют налоговым органам безграничные возможности, чтобы через суд признать две организации, а теперь еще и физические лица и организации  взаимозависимыми даже при отсутствии тех оснований, закрепленных в п. 2 ст. 105.1 НК РФ. Теперь в качестве таких лиц могут выступать лица, указанные в статье 11 НК РФ: организации, индивидуальные предприниматели и физические лица.

Поскольку изменения внесли недавно, судебная практика по взысканию с директоров налоговых недоимок по признаку взаимозависимости не успела сформироваться. Но ее сформируют на основе имеющейся аналогичной практики в отношении организаций. Суд будет определять квалифицирующие признаки такой зависимости, и после ее установления взыскивать недоимки с физических лиц.

Как определить «зависимость» этих лиц, когда одно из них не хозяйственное общество, а физическое лицо? Взаимоотношения двух хозяйственных обществ рассматривают как взаимоотношения основного и дочернего общества. Перечень оснований признания лиц взаимозависимыми установлен пунктом 2 статьи 105.1 НК РФ. Но Верховный Суд в приведенном выше Определении ВС РФ от 16 сентября 2016 г. N 305-КГ16-6003 исходит из того, что используемое в пункте 2 статьи 45 НК РФ понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение.

Когда поведение обществ объективно носит зависимый друг от друга характер, отсутствие признаков субъективной зависимости между организациями, в том числе, по указанным в пункте 2 статьи 105.1 НК РФ критериям участия в капитале и (или) осуществления руководства деятельностью юридического лица, не исключает возможность применения пункта 2 статьи 45 НК РФ.

То есть, доказывать факт «иной зависимости» налоговый орган вправе, если действия налогоплательщика и других лиц носят согласованный (зависимый друг от друга) характер и приводят к невозможности исполнения обязанности по уплате налогов их плательщиком.

img11[1]

В данном случае, как это следует из приведенных норм и разъяснений ВС РФ, бремя доказывания такой зависимости лежит на налоговом органе. Директору в таком случае, наоборот, необходимо доказывать, что его действия не влекли невозможность общества исполнять обязательства по уплате налогов, между его действиями и невозможность заплатить налоги отсутствует причинно-следственная связь и директор, напротив, предпринял все возможные меры для того, чтобы такой налоговой задолженности не образовалось. В каждом таком случае, результат рассмотрения судом требования налогового органа зависит от обстоятельств налогового правонарушения и возможности оспорить наличие связи между действиями директора (его личной заинтересованности в совершении налогового правонарушения, извлечения какой-либо выгоды) и невозможности общества исполнить свои обязательства по уплате налогов.

Учитывая это, директору крайне нежелательно перед банкротством организации совершать сделки по выводу активов на свое имя или на имя зависимых (аффилированных) лиц по отношению к должнику. Кроме этого, не должно совершаться никаких переводов денег и долгов от старого ООО на новое ООО.

При регистрации нового юридического лица, желательно менять состав учредителей (или хотя бы добавлять нового учредителя – «инвестора») и поменять генерального директора. Нежелательно также, чтобы компания полностью переводила всех сотрудников на новую организацию в том же составе. Кроме этого, необходимо, чтобы такой перевод сопровождался увеличением размера заработной платы, чтобы приказы на увольнение и прием на работу не оформлялись одним и тем же днем. Для регистрации нового юридического лица, наконец, желательно выбрать другой юридический адрес.

 

Получить предварительную консультацию:

Ваше имя*

Ваш e-mail*

Ваш телефон*

Все поля являются обязательными для заполнения!
После отправки заявки наш специалист свяжется с Вами в ближайшее время.

Подтверждаю, что ознакомлен с Положением о защите персональных данных